Law Office of Tatiana Pahman, PLLC.
Homepage Family Law Supreme Court Immigration Law Justice For You Passport Statue of Freedom

ПО ОБЕ СТОРОНЫ БАРЬЕРА.

Легально прожила в Америке 7 лет. Так случилось, что за мелкое по личным делам в Москву. А въехать обратно в Штаты не смогла - ее задержали в аэропорту и должны были посадить в тюрьму. Н. удалось выйти "по паролю". Какой она сделала следующий шаг? Правильно — обратилась к иммиграционному адвокату. В данном случае им стала Татьяна Пахман.

- Мы пришли с ней в иммиграционную службу на Федерал Плаза, - вспоминает Татьяна. — Дело приняло скверный для Н. оборот — ей должны были надеть наручники и препроводить в тюрьму — ведь она до этого уже имела проблемы с законом, а таких людей, не являющихся гражданами страны, Америка обратно не принимает. Это если подходить к делу сугубо формально. Я решила отстоять свою клиентку, имея на то, как полагала, веские законные основания, которые и представила прокурору. В итоге смогла добиться благоприятного для Н. решения. На выходе Н. Бросилась мне на шею сословами благодарности. Честно сказать, в этот момент я чувствовала себя хирургом после удачной операции...

Что определяет успех иммиграционного адвоката? Конечно, знания и опыт. Это, так сказать, расхожая формула ответа. Но что такое опыт, из чего он складывается? Только ли из количества "кейсов", из многообразия ситуаций, с которыми сталкивается адвокат? Неужто только этим один "лоер" отличается от другого? Не погрешу против истины, если скажу: Татьяна Пахман—обладает" -уникальным опытом, пройдя все ступени профессионального роста, притом, образно говоря, как по эту, так и по ту сторону "барьера". Из дальнейшего рассказа станет ясно, что имеется ввиду.

Татьяна эмигрировала с семьей в США 13 лет назад. За плечами - диплом Харьковского юридического института. Профессию избрала не без влияния матери-адвоката. Стремилась работать в Америке по специальности. Сумев быстро "взять" английский и научиться печатать на компьютере, Таня попала в солидную адвокатскую контору. Конкурс- 21 человек на место, взяли именноее. А потом был ХИАС. Таня стала первой русскоговорящей сотрудницей отдела, где давали консультации по иммиграционным вопросам. Это была увлекательная и очень ответственная работа. Была масса желающих остаться в Америке и не возвращаться в рухнувший, объятый пламенем межэтнических конфликтов Союз. В огромном офисе на Бродвее решались людские судьбы. Очередь была на год вперед. Мы готовили дела подающих на политическое убежище, представляли интересы клиентов в иммиграционной службе, помогали решать другие проблемы. Через мои руки прошли около тысячи разных "кейсов", примерно 70 процентов решились положительно, то есть бежавшие из СССР получили право легально жить в США. Татьяна Пахман училась в Фор-дэм- университете, который закончила с отличием. А самое главное—сдала на так называемый бар и получила официальное право работать и практиковать как американский адвокат. Победа и немалая для недавнего иммигранта. В характере Татьяны не останавливаться на достигнутом. Ее девиз: каждый следуюший шаг в Америке должен быть шагом вперед. И вот замаячила очередная вершина – СИН, Служба эмиграции и натурализации. Та самая, куда Пахман и ее коллеги ходили отстаивать интересы своих клиентов. Теперь она хотела здесь работать. (Помните, я упоминал обе стороны “барьера”, эту и ту?)

Проверяли Таню полгода. Не хуже КГБ. Даже разговаривали с соседями, выспрашивали, не пьет ли , не балуется наркотиками... И вот офис политического убежища. Татьяна заслушивала адвокатов и их клиентов, решала, предоставлять ли политубе-жище. Естественно, она прекрасно знала ситуацию в СНГ, других странах, постоянно следила за происходящими изменениями. "Весь мир приходил ко мне в кабинет", — говорит моя собеседница и это отнюдь не звучит преувеличением. Она рассматривала дела выходцев из бывших советских республик, африканцев, китайцев, югославов, да кто только не представал перед ней...Полгода Татьяна работала в иммиграционной тюрьме. В отличие от большинства своих коллег сегодня она знает это заведение не по наслышке, а изнутри. Разве это не важно для иммиграционного адвоката? А разве даром прошла трехмесячная командировка в Москву, в американское посольство. Татьяна проводила интервью с теми, кто претендовал на статус беженца.

- Никогда не думала, что вернусь в Россию в таком качестве. Жила я в "Национале" с видом на Кремль. Видела первомайскую демонстрацию... Все время ловила себя на мысли, что это происходит не со мной... Что касается моей непосредственной работы, то, признаться, поразилась, насколько стандарты статуса беженца были ниже, чем в США при получении политубежища. Столкнулась и с чисто российскими "фокусами": возле станции метро Баррикадная", неподалеку от американского посольства, можно было купить любые документы. Лихо подделывались метрики, паспорта, военные билеты и так далее. В посольстве мы просвечивали документы соискателей статуса и едва обнаруживали обман, отправляли таких “беженцев” восвояси.

Сегодня Татьяна Пахман практикует как иммиграционный адвокат. Я думаю, в свете изложенного выше излишне говорить о том, что пришла она к частной практике во всеоружии знаний и опыта, которые приобретаются именно практическим путем и никаким иным. В этом отношении ей, наверное, нет равных в Нью-Йорке. У кого еще такой послужной список... Она действительно может помочь и реально помогает людям. Находясь на стороне клиента, она прекрасно знает все подводные камни, связанные с обращением в СИН. Сама ведь еще не так давно была офицером этой весьма серьезной организации, находящейся в стадии реорганизации. Она также хорошо знает и судебную практику.

- При подготовке соответствующих бумаг, будь то освобождение больных стариков от сдачи экзамена на гражданство, подача на политубе-жище или что-то другое, искисключительно важно не дать бюрократам ни малейшего повода для придирок. А поездки с пожилыми людьми в Гарден- сити в связи с получением гражданства... Личностный фактор, репутация, доверие в любом деле, и особенно в нашем, имеют первостепенное значение.

Какие дела вы чаще всего ведете? - Естественно, иммиграционные. Однако активно занимаюсь многим из того, что входит в компетенцию адвоката и связано, скажем, с куплей- продажей жилья, банкротством, международным правом, составлением контрактов.

Не находите ли вы, что сейчас, после трагедии 11 сентября, рамки иммиграционной сферы сужены? Сложнее стало приехать в США, тяжелее получать желанные статусы... Изменившаяся ситуация накладывает на нас, адвокатов, более серьезные обязательства. Наша роль в таких условиях возрастает. Выбор адвоката — во многом решающий момент. Люди должны хорошо знать, к кому обращаются, какие у данного адвоката лицензии, компетентен ли он, и пр. Не секрет, что Под иммиграционных “лоеров” Рядятся все кому не лень, непро фессионалы. А результат - отказы СИН, обиды клиентов, скандалы. А Происходит это от того, что изначально не верно выбран адвокат. Похоже, нынче гостевые, туристические, деловые визы в Америку будут давать всего на 30 дней.

Что делать тем, кто в силу определенных, достаточно веских оснований решил остаться в Штатах? Не тянуть, а сразу же подавать на изменение визы, политубежище и другие петиции. Тем более, в этом случае повышается роль лицензированного, опытного адвоката, дабы клиентам избежать ошибок и просто обмана со стороны непрофессионалов.

Не могли бы вы привести несколько характерных примеров из своей практики? Жители .Ташкента, русские, прилетели в Нью-Йорк,.паспорта и гостевые визы были в порядке, но их задержали в аэропорту. У иммиграционных сотрудников возникло подозрение, что эти люди едут рабо-тать. Ранее они бывали в США до года, срок пребывания не нарушали и тем не менее... Они обратились ко мне из тюрьмы. Я им помогла. Другой человек, выходец из Западной Украины, хотел получить убежище по религиозным соображе-ниям. Мне удалось выиграть суд, он получил политубежище и вышел из иммиграционной тюрьмы.

Обращались ко мне и косовские албанцы, поляки, косовские албанцы... Вообще, хочу обратить внимание читателей: не надо обязательно быть евреем, чтобы получить политубежище. Русские из Средней Азии, Прибалтики, белорусы, выходцы из других республик вполне могут рассчитывать на положительное решение суда, если их адвокат толково ведет дело. Суд, напомню, процедура состязательная. Чтобы побеждать, надо знать все нюансы. Я, например, прежде чем идти с клиентом в суд, запрашиваю заключения экс-- пертов по ситуации в той или иной республике СНГ. Среди тех, с кем тесно сотрудничаю, - специалист по Узбекистану, профессор Колумбийского университета, другой ученый — знаток Прибалтики и так далее. Важно понимать, что необходимо представить в каждом конкретном случае. Помогают образование и опыт. (Кстати, в Фордэм-универси-тете я защитила диссертацию на тему "Политубежище"). Недавно я выиграла сложное дело одного белоруса. После 11 сентября возникли серьезные проблемы у так называемых нелегалов: им стало сложнее находиться в Америке с просроченными визами. Их отлавливают и депортируют. В основном это касается работников ресторанов, кар-сервиса, бэби-ситтеров...Они нуждаются в квалифицированной консультации иммиграционного адвоката. У меня сейчас стало больше работы...

Прощаясь с Татьяной Пахман, я окинул взглядом ее офис. Как принято в Америке, стены были увешаны дипломами. Вовсе не ради похвальбы — впервые приходящие сюда должны сразу же понять, с кем имеют дело. Выпускница Фордэм-ского университета и академии иммиграционных офицеров, член аме-риканской и ньюйоркской ассоциаций адвокатов, американской иммиграционной ассоциации, офицер по политическому убежищу (так звучит в прямом переводе с английского). И все это один человек — Татьяна Пахман.

Д. Гай